15:19 

Подсела на эти рассказики про отношения социотипов...=)

>Чарлин<
"А над головой распахнутое настеж небо!"
Пишет Гость:
26.03.2012 в 02:13


не уверена что это именно, что требовалось

876 слов



- Точно не сможешь?
- Извини, Гек, я не могу оставить Роба с температурой, сам понимаешь... может, всё же перенесёшь?
- Нет! Я собрался отмечать сегодня, значит, отмечу! В любом случае, приходи тогда, когда сможешь, хоть завтра.
- Хорошо, ещё раз с праздником!
Что ж, это был последний. Гексли грустно смеётся сам над собой. Вот и все его друзья: ни один из них не может придти на его день рожденья.
Даже Габ, и тот... вообще, они с ним поругались три дня назад, и, вероятнее всего, Мастер даже не вспомнит сегодня о празднике.
"Ну и чёрт с ними со всеми!" - Думает Гек, доставая из холодильника шампанское. Звонок в дверь стал настоящей внезапностью. А тот, кто за ней - ещё большей.
Бальзак держал в руках небольшую коробку, упакованную в серебристую бумагу.
- С днём рожденья, Гек.
С Балем они никогда не были особо близки. Общались редко, потому что просто приходилось. Однако именно он сейчас здесь. Именно он не забыл, в отличие от, например, Есенина, который вроде бы считается хорошим другом!
Советчик втягивает критика в квартиру, и они начинают методично напиваться. После шампанского было виски, и Гек думает, что завтра ему будет ой как нехорошо, но плевать!
Через два часа они уже ближе, чем лучшие друзья.
- Как же он меня раздражает, ты себе не представляешь. - Жалуется Баль, вплетая ладонь в свои черные волосы. - Это просто пытки какие-то, уверен, Инквизиторы были более гуманны.
- Да ладно тебе, Нап не такой плохой же, я уверен.
- Ты с ним не жил!
- Ты не жил с куском льда, которому, по сути, плевать на тебя, который про твой день рожденья просто взял бы и забыл. - И слёзы сами накатывают. Гек всхлипывает, но старается не реветь. Грустно это всё.
- Да ладно тебе, я свои дни рожденья вообще не праздную, дурацкий это день. И Напу не говорю, когда он это делает.
- Но он же всё равно празднует!
- Да, этот больной сам выбирает понравившийся день. - Баль с сарказмом покачал головой.
- Вот! Это же так необычно и весело!
- Тебе бы с ним пожить, вы понимали бы друг друга... - Внезапно выдаёт Баль, на что Гексли в недоумении хлопает слипшимися от слёз ресницами.
- Это ты с чего взял?
- Вы при встречах, по-моему, не страдаете недостатком тем для разговоров...
- Да брось ты! Это же я! Я всегда найду общую тему, это ещё ни о чём не говорит!
- Может, ты и прав...
- Да точно тебе говорю!
- Гек, а тебе же двадцать два сегодня?
- Да...
- Интересное число.
Спустя час разговоры становятся ещё более откровенными, а количество пустых бутылок возле батареи увеличивается.
- И вот тогда она мне говорит, мол, ты себя в зеркало видел, да ты щепка, нахрен ты мне такой нужен!
- Гек, тебе было двенадцать...
- И всё равно!
- Мне вот как-то сказали, что я на человека не похож...
- О, наверное, ты обрадовался!
- А, нет. Не угадал. Я рас-стро-ил-ся.
- Реально?! Ты?!
- Да. Это сейчас я уже такой и всё понимаю, а вот тогда...
***
На улице уже совсем темно, стрелка часов близится к полуночи, пить больше нечего, и Баль заснул на полу, а Гексли поднимается и идёт звонить Напу, чтобы тот забрал своего дуала - негоже спать у чужих людей, когда есть, кому беспокоиться.
"А за всеми этими разговорами я и забыл, что у меня праздник" - думает он, ползая на карачках в попытках найти телефон, и почему-то из глаз слёзы льются водопадом. Скоро плавать можно будет.
Когда в двери слышится щелчок ключа, Советчик думает, что ему показалось. А когда эта самая дверь открывается, и в коридор входит Габен, наперевес с двумя большими пакетами и одной гвоздикой, которую тот почему-то держит в зубах, Гек думает, что наступила белая горячка, и пить надо меньше.
Они так и замирают; один - стоя на коленях на полу, а другой - с цветком в зубах.
Потом Гек думает, что не так уж много он и выпил, в сравнении с тем, сколько подливал Балю, а с тем всё хорошо, значит, никаких "белочек" быть не должно.
Габ, видимо, собравшись с мыслями, ставит пакеты на пол, убирает цветок изо рта одной рукой, второй поднимая дуала с пола и притягивая к себе.
- Я... забыл.
- А чего тогда пришёл?
- Вспомнил два часа назад и побежал в магазин.
- Где ты нашёл гвоздику в двенадцать ночи?
- Это долгая история. Гек... сколько ты выпил?
- Помнишь тот вискарь, которые мы всё никак не могли распить уже год? Вот его мы тоже выпили.
- А где все?
- Кто "все"? Никто не смог придти. Только Баль, да и тот на кухне спит.
- Прости меня. Мы поругались из-за глупости.
- Ещё из-за како-о-ой... - У Гексли кружится голова, и его отчаянно ведёт куда-то в сторону, но Габен держит крепко. - Мне... как-то нехорошо.
- С чего бы это... - Хмыкает Мастер, подхватывая дуала на руки, а тот, уже засыпая, тихо говорит, забавно дёрнув рукой:
- Позвони Напу... пусть Баля... заберёт...
Габен не стал объяснять, что Наполеон ещё не вернулся с командировки, потому что если бы вернулся, то был бы здесь вместе с Критиком. Он просто перенёс спящего Бальзака на диван в гостиную, а сам отправился убирать беспорядок и разрабатывать план-минимум на утро. И на следующий день.
Завтра он намеревался устроить Гексли настоящий день рожденья.

URL комментария

URL
   

Pure freedom

главная